Свое не по карману. Кто устанавливает цены на российские ресурсы

МОСКВА, 21 мая — РИА Новости, Надежда Сарапина. Внутренние цены на коксующийся уголь растут вслед за мировыми. Ключевая для металлопроката руда подорожала на треть. Это отразится на строительстве, производстве каучука, аммиака, пластмасс, смол, асфальта. Несмотря на большие запасы и собственную добычу, правительство не может договориться с угольными компаниями.

Чего бы ни стоило

Россия обладает вторыми в мире запасами угля — около 162 миллиардов тонн и занимает третье место среди крупнейших экспортеров. Ежегодная добыча — 437 миллионов тонн, дефицита нет, однако угольные компании все равно подняли внутренние цены. Минпромторг обратился в Федеральную антимонопольную службу (ФАС). Замминистра Виктор Евтухов отметил, что обещание угольщиков взвинтить тарифы вслед за мировыми на 40% «категорически неприемлемо в текущих условиях».

Реальный рост оказался ниже — 30%. Министерство намерено предотвратить скачок стоимости металлопродукции, в которой используется коксующийся уголь. ФАС и Генпрокуратура проследят за ситуацией.

Свое не по карману. Кто устанавливает цены на российские ресурсы

Завод по производству коксохимической продукции (ООО «Мечел-Кокс») в Челябинске

Минэнерго заявляет, что уголь минимально влияет на конечную стоимость металла. Но от угольного концентрата на 30-40% зависит цена горячекатаного стального проката.

«Порой выгоднее импортировать уголь, чем покупать у своих», — говорит эксперт по цифровизации и повышению эффективности горнодобывающей отрасли Роман Киселев. Вместе с тем компании стремятся продать сырье с максимальной выгодой, поэтому поставки уходят за рубеж по более высокой цене — особенно туда, где есть дефицит.

Россия обеспечивает 17,6% мирового экспорта. В то же время Австралия и Индонезия покрывают приблизительно по трети, и именно эти страны могут сильно влиять на цены.

Ключевые факторы

Себестоимость угля складывается из затрат на добычу, оборудование, транспортировку, заработные платы, налоги и другие, менее очевидные статьи: к примеру, развитие транспортной и городской инфраструктуры. «Сегодня порядка 70% экспортного грузопотока идет на Дальний Восток. Спрос на перевозку в этом направлении высок, а магистраль одна», — поясняет Киселев. В этом случае инвестиции в модернизацию железнодорожной сети необходимы, пусть и за счет роста тарифов, так как это важнейший канал для наращивания поставок в Азию. Кроме того, на цены влияют горно-геологические факторы, погодные и рыночные условия, санкционные ограничения.

Так или иначе мировые тарифы окажут воздействие на внутреннее ценообразование хотя бы потому, что налог на добычу привязан к зарубежному индексу SGX TSI FOB Australia Premium Coking Coal. И в четвертом квартале Минфин планирует увеличить сбор с угольных компаний. При этом, по словам первого вице-премьера Андрея Белоусова, в 2022 году сырье продавали с дисконтом 50-60%. Кроме того, существенно возросли тарифы на ж/д и морские перевозки. А с начала этого года экспортные поставки российского угля подешевели на 15-18%.

Свое не по карману. Кто устанавливает цены на российские ресурсы

Угольный склад ОАО «Шахта Заречная»

В обычных условиях цены корректируют за счет сокращения затрат, развития технологий и расширения рынков сбыта. Однако сейчас это не работает. «Отрасль вынуждена действовать под колоссальным внешним давлением. Необходимо прежде всего искать решения внутри страны. Нужно вкладывать средства в развитие углехимии и рассмотреть возможности госрегулирования. Например, ввести мораторий на индексацию тарифов грузоперевозки», — считает Киселев.

Откуда ветер подует

Эксперты обращают внимание, что повышение цен — не всегда плохо. Высокая рентабельность позволит нарастить добычу, обеспечит рост предложения, бесперебойную работу предприятий, развитие промышленных центров и в итоге все равно приведет к удешевлению конечного продукта.

Исполнительный директор ООО «ЧЕТРА» Владимир Антонов отмечает, что искусственное ограничение рентабельности сделает отрасль менее привлекательной. Результатом станет сокращение добычи, потеря рабочих мест, нехватка руды и опять же — рост тарифов. Рынок сам регулирует стоимость продукции, и грубое вмешательство не принесет пользы.

В целом эксперты прогнозируют снижение цен в этом году. В числе основных причин называют изменение курса национальной валюты и снижение мирового потребления из-за экономического спада. «При укреплении рубля экспорт дешевеет. Это отражается и на внутреннем рынке. К тому же на динамику влияет сокращение производства металлургической индустрии в России», — указывает управляющий директор Загорского трубного завода Иван Михин. Хотя, добавляет он, на экспортных направлениях коксующийся уголь будет дешеветь быстрее, чем на внутренних.

Киселев оценивает влияние валютного фактора в 15% и производственного — в 25. Кроме того, рост импорта и снижение мировых цен дадут 30 и десять процентов соответственно. По его словам, это может произойти в течение ближайших шести месяцев и приведет к резкому снижению цен на уголь на российском рынке.